ЯНА ВАЛЕНСИЯ: "ВО ВСЕМ ВАЖНА ИДЕЯ"

АЛЕКСЕЙ БОКОВ ПОДГОТОВИЛ ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ «ПАТРИАРШИХ» И ПО-СОСЕДСКИ ПОБЕСЕДОВАЛ С ЯНОЙ ВАЛЕНСИЕЙ, БЫВШИМ СВЕТСКИМ ХРОНИКЕРОМ ЖУРНАЛА TATLER, А НЫНЕ МОЛОДОЙ МАМОЙ И УСПЕШНОЙ БИЗНЕС-ЛЕДИ.

А.Б.: Ты превратилась из светской львицы в маму, не прерывая бизнес-процесса. Как тебе удается быть в такой форме, сохранять энергетический баланс?

Я.В.: Я, как и все мои друзья-трудоголики, живущие в столице, испытываю постоянное давление и чувствую себя белкой в колесе. Каким-то образом нахожу хрупкий баланс между домом, семьей и работой. Мне кажется, ответ – это спорт, с которого мы с тобой начали этот день. Спорт очень мотивирует, помогает быть в хорошем настроении, в тонусе. Но, в целом, я лично считаю, что ничего не успеваю

.

А.Б.: Гонка энергетическая и гонка психологическая это немного разные вещи. Я тоже живу в мегаполисе и стараюсь максимально перейти к созерцанию, не быть белкой в колесе. Но помимо занятий спортом, что ты еще для себя делаешь? Есть ли у тебя фильтры информационного потока?

Я.В.: О, я человек-план. Для меня саморазрушение, если я не знаю, что будет, и все не расставлено по полочкам. Именно поэтому я пользуюсь приложением Todoist. Мне важно понимать, кто как загружен из членов моей семьи и помощников, кто что делает. Такой простой лайфхак.

А.Б.: А как заботишься о красоте?

Я.В.: Я уделяю большое внимание еде, так как все же пришла к этому банальному выводу: мы есть то, что мы едим. Я не вегетарианка, но не очень люблю мясо и отдаю предпочтение рыбе. Стараюсь слушать свой организм, ведь как только ты настраиваешь себя на правильное питание, то сразу появляется энергия.

А.Б.: А как насчет медитаций, биодинамических практик, энергетических историй? Есть ли здесь у тебя какой-то секрет?

Я.В.: Это безумно интересно, но это либо не мое, либо не нашла еще своего наставника. Я, по старинке, хожу в церковь. Это моя духовная история. Церковь и… психолог. Я иду к психологу как только у меня появляется запрос, и мне это очень помогает. Плюс ко всему, мой муж – верующий еврей. Как хранительница очага, я, конечно, его поддерживаю и регулярно хожу и на шаббаты, и на иудейские праздники. Поэтому у нас в семье и Песах, и Пасха. Весело. Праздников много, есть чем заняться.

А.Б.: Многоконфессиональная семья. Дети сами выберут свою религию или вы оставляете выбор за кем-то из родителей?

Я.В.: Я считаю, что духовным лидером в семье должен быть мужчина. Женщина ближе к земле, а мужчина ближе к богу. Это правда, у женщин слишком много отвлекающих моментов, поэтому я думаю, что право выбора за Максимом.

А.Б.: Я знаю Яну Валенсию с тех пор, когда она ещё не была супругой Максима Кушнера и, конечно, не как милую белую овечку-жену. Где же эта колумбийская красавица с мачете, которая рассекала тут светское общество и сносила всем головы? (смеется)

Я.В.: Оставь этот момент в интервью, я покажу Максиму – пусть гордится. (смеется)

А.Б.: Я слушаю тебя сейчас и думаю о том, как все меняется, как дети меняют мировоззрение. Ты для меня воплощение очень современной, яркой женщины, точно знающей, чего она хочет. Не такой, которая во всем слушается своего супруга. Хотя я могу быть неправ. Перейдем тогда на страничку работы. Каково работать вместе с мужем?

Я.В.: Я всегда думала, что ни в коем случае нельзя работать со своим партнером по жизни, потому что это полностью разобьет отношения, это катастрофа. Но потом выявила некую формулу: если тебе тяжело работать с человеком, то это сигнал того, что в вашей семье что-то не так. Потому что если вы партнеры по жизни, а семья - это тоже большая рабочая процессия, то и в офисе вам должно быть комфортно. Это полностью себя оправдывает. Вообще-то я была против, всячески отбивалась, уходила от идеи Максима о совместной работе. Но в итоге я не могу быть более довольна, чем сейчас. Конечно, у нас бывают рабочие стычки, но это совсем никак не сказывается на совместных семейных ужинах после.

А.Б.: У многих пар, которые работают вместе, есть проблема границ. У вас двое детей, куча семейных вопросов, а тут еще и другие проблемы, мысли, идеи… Бывает ли, что обсуждения происходят ночью, в постели, в темноте, как-то вдруг…

Я.В.: «А закрыла ли я дверь в офисе?» Да, постоянно, но это, по-моему, безумно интересно. Ни меня, ни Максима это не смущает. Причем в условиях постоянной гонки в мегаполисе это здорово, что у нас есть еще и совместная работа – лишний повод что-то делать вместе, развиваться. Касательно лидерства Максима – он очень хитро делает. Он говорит – ты главная. Но при этом, в итоге, все получается все равно как он хочет, и мы вместе смеемся. Он играет свою роль, я – свою, у каждого своя зона ответственности. И мне тоже есть где вынуть мачете и покомандовать.

А.Б.: Всегда есть тот, кто организует развитие, и тот, кто фундаментально укрепляет дом, который уже построен. Это очень сильное сочетание в бизнес-парах.

Я.В.: Мне в свое время очень помогла соционика. И в работе, и в понимании себя. Психологи ее не признают, да у меня есть к ней вопросы, но деление на 4 квадры очень верное. Оно находит отражение в истории развития любого государства, когда «топ-менеджеры» толкают его вперед, потом идут революции, за которыми следует золотой век укрепления и развития, а дальше начинается уже некое «консервирование». И потом опять по кругу.

А.Б.: Интересная теория. Все мы разные по эмоциональным и деловым качествам, и именно их сочетания дают сильные альянсы в менеджменте. Как продюсер я часто вижу талантливых людей творческих профессий, которым говорю: если бы вы нашли в себе силы пойти с кем-то в паре, найти своего продюсера по жизни, то достигли бы неимоверных успехов.

Я.В.: У многих исторических личностей такую роль играли жена или друг, кому с кем повезло. Мы с Максимом однажды пересеклись в Сен-Тропе на один день. И вот у нас уже 2 детей и бизнес…

А.Б.: Расскажи немного про ваши бизнесы.

Я.В.: LivingVega - это блог и магазин эко-натуральных товаров из Штатов. Людям интересно читать истории на темы с медицинским уклоном: про аптеки, фармацевтику, строение нашего организма. Moonsters – это детские товары, все для детской комнаты – то, на чем мы сейчас сконцентрированы полностью, большая история. Пока что я не видела аналогов, чтобы в одном российском бренде было представлено все для детской. Я имею в виду такой большой размах линейки: и мебель, и подарки, и текстиль, и одежда… Мы же покрываем все.

А.Б.: В чем уникальность линейки. Чем она объединена?

Я.В.: Лет 15 назад появился некий тренд, что детям нужно все яркое. Он настолько укоренился в интерьере, что иногда заходишь в магазин и видишь сплошь образы с безумными вырви-глаз цветами. Наш же общий стиль – это неагрессивная среда для ребенка. Ты можешь поставить яркий акцент, но общая среда должна быть спокойной.

А.Б.: Эстетика пастельных тонов?

Я.В.: Можно и так сказать. У нас нет ярких цветов.

А.Б.: Это зависит еще и от интеллектуального уровня родителей, их эстетики восприятия. Неагрессивная среда всегда присутствовала, хотя никогда не была маркетинговой, так как в своей массе люди реагируют на яркость. Трехгорка, ивановские ткацкие фабрики не слишком ярко окрашивали ситец со льном, эстетика присутствовала в апскейле, вещах ручного производства.

Я.В.: Именно так, и поэтому вторая часть нашей идеологии – апскейл сделать доступным. Мы первыми в России продаем образ целиком, лук комнаты. И это доступная роскошь.

А.Б.: Где ты видишь этот бренд, какова карта действий?

Я.В.: У нас уже сейчас запускается онлайн сайт, а то неприлично, что мы представлены только в Инстаграме и соцсетях. Далее – собственные оффлайн точки в регионах, городах-милионниках, где товары будут представлены в наличии. Потом Америка…

А.Б.: Вы будете там размещать производство?

Я.В.: И здесь, и там. Это хороший план на ближайшую пятилетку. В Штатах меня волнует механизм продаж, маркетинг и пиар нельзя недооценивать. Мы создадим шикарный продукт, но как его донести до аудитории? Какими каналами пользоваться там – это меня волнует.

А.Б.: Еще 15 лет назад для становления даже маленького бизнеса нужен был большой маркетинговый бюджет. Не было таких путей достучаться до аудитории, как сейчас. Ты активно работала в больших медиа и все же ушла из этого мира. Как думаешь, во что превратятся классические издательские дома?

Я.В.: Мне кажется, во всем важна идея. Ее воплощение может быть и копеечным, а отдача огромной. Как, например, идея продавать свой продукт, выставляя его в соцсетях в сопровождении фотографий красивых девушек. В противном случае, можно быть маркетологом семи пядей во лбу, но все твои цифры и данные будут без толку. Про глянец каверзный вопрос. Он, кажется, переходит в другую форму, в онлайн. Печатное слово, конечно, останется, но тут нужно искать новый формат. Глянец поэтому и играет с блогерами, молодежью, соцсетями, Телеграмом.

А.Б.: А я еще помню эпоху главных редакторов, когда они были действительно большими личностями. Эвелина Хромченко, например, была величиной, которая формулировала и формировала многие вещи.

Я.В.: Да, я мечтала у нее работать!

А.Б.: А сейчас Инстанграм Ксении Анатольевны Собчак и ее деятельность онлайн – больше, чем весь журнал L’Officiel. Он просто как бесплатное приложение. Жизнь ради создания собственно контента – это уже не научная фантастика сериала «Черное зеркало», где все держится на лайках в соцсетях. Это реальность. Людям наплевать, что о них подумают пафосные главные редактора, у которых теперь даже нет «черных списков» нежелательных персонажей. Интернет поменял наш образ жизни и структуру взаимоотношений.

Я.В.: В свое время была соцсеть «Дамочка», в которой все сидели. Но где она сейчас? Все меняется. В этом отношении интересно, что придет на смену Фейсбуку и Инстаграму.

А.Б.: Придет что-то новое, еще более яркое, смелое. Я считаю, что они не успевают перестраиваться, слишком консервативные.

Я.В.: Может быть сказываются 7 лет работы в журнале, но я считаю, что хороший текст или глубокое интересное интервью ты все же не прочтешь в Инстаграме. Только в журнале.

А.Б.: Я с тобой не соглашусь. Некоторые Телеграм-каналы уже сейчас интереснее, чем журналы. Авторская журналистика в любом случае выживет. Чем интереснее, неординарнее и профессиональнее будет мнение человека, тем больше будут подписываться на него, а не на издание. Хорошо, расскажи мне немного про Патрики. Что тебе тут нравится, что – нет?

Я.В.: Нравится камерность жителей района – все друг друга знают и готовы прийти на помощь. Не нравится, что район стал слишком туристическим. А еще очень хотелось бы, чтобы владельцы местных магазинов и ресторанов сделали наконец на ступеньках пандусы для детских колясок, ведь мамы – это самая большая сила, и покупательская в том числе, уж я-то знаю.

ОТ РЕДАКЦИИ: Согласно законодательству, создание пандусов, как и обустройство ступенек или установка навесов, считается изменением архитектурного облика здания. На проведение таких работ необходимо оформлять разрешение, а также согласовывать проектную документацию в различных инстанциях. Мы хотим отметить, что владельцы магазинов и ресторанов на Патриках всецело поддерживают идею создания пандусов на входах в их заведения, но, по формальным бюрократическим причинам, не получают от города разрешения на это.


Избранные посты
Недавние посты